Карта порталаКонтакты русeng
Суд Евразийского
экономического союза
Резюме/Резюме по судебным делам за 2016 год/Резюме по делам № СЕ-1-2/2-15-КС и № СЕ-1-2/2-15-АП (ИП Тарасик)

Резюме по делу №СЕ-1-2/2-15-КС и № СЕ-1-2/2-15-АП

(ИП Тарасик)

Ключевые слова:

Тарасик К.П. (хозяйствующий субъект, индивидуальный предприниматель) – Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК)

Оспаривание бездействия.

Таможенное регулирование – техническое регулирование – регулирование внешнеторговой деятельности – косвенное налогообложение, акциз – таможенная классификация, товарная позиция 8704 ТН ВЭД ЕАЭС – транспортные средства, PickUp, Truck – компетенция, полномочия Комиссии, мониторинг и контроль.

Решение Комиссии от 16 августа 2011 № 751, Женевское соглашение от 20 марта 1958 года, Решение Комиссии Таможенного союза от 09 декабря 2011 года № 877, Соглашение о единых принципах и правилах технического регулирования от 18 ноября 2010 года.

Решение Коллегии - отказ в удовлетворении заявления - решение Апелляционной палаты - отказ в удовлетворении жалобы

Описание:

Заявитель осуществлял ввоз в Республику Казахстан автомобилей, которые декларировались им как моторные транспортные средства для перевозки грузов в соответствии с товарной позицией 8704 ТН ВЭД ТС. Данная классификация таможенными органами Республики Казахстан не изменялась. Вместе с тем, при выпуске товара таможенные органы Республики Казахстан доначислили заявителю акцизный налог в связи с признанием ввозимых им автомобилей транспортными средствами, произведенными на шасси легкового автомобиля, которые в соответствии с Налоговым кодексом Республики Казахстан являются подакцизными товарами.

Не согласившись с действиями таможенных и решениями судебных органов Республики Казахстан, ИП Тарасик К.П. обратился в Евразийскую экономическую комиссию, утверждая, что указанные органы нарушают принципы единообразного применения и реализации международных договоров, формирующих договорно-правовую базу Таможенного союза.

В своем ответе Комиссия указала, что правовая оценка правомерности деятельности и решений таможенных органов государств-членов выходит за рамки её компетенции.

ИП Тарасик К.П., не согласившись с доводами Комиссии, обратился в Суд ЕАЭС. 28 декабря 2015 года Коллегия Суда приняла решение об отказе в удовлетворении заявления и признала бездействие Евразийской экономической комиссии соответствующим Договору и международным договорам в рамках Союза и не нарушающим права и законные интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

ИП Тарасик К.П. обратился в Суд с заявлением об обжаловании решения Коллегии Суда, в котором просил отменить его полностью и вынести новое решение.

3 марта 2016 года Апелляционная палата Суда вынесла решение об оставлении решения Коллегии Суда ЕАЭС без изменения и об отказе в удовлетворении жалобы ИП Тарасика К.П.

Правовые позиции Коллегии Суда и Апелляционной палаты Суда:

1. Договор о Союзе в статье 99 предусматривает преемственность системы права при развитии евразийских экономических интеграционных процессов от Таможенного Союза (далее – ТС) и Единого экономического пространства (далее – ЕЭП) к Евразийскому экономическому союзу.

При соблюдении установленных Договором о Союзе условий в рамках Союза продолжают действовать международные договоры ТС и ЕЭП и решения Комиссии, заключенные и принятые до начала функционирования Союза, в качестве правовых актов, составляющих право Союза. Соответственно, такие правовые акты ТС и ЕЭП подлежат применению Судом при осуществлении правосудия.

(см. абзацы 2, 5 раздела VI Решения Коллегии Суда; абзац 14 подпункта 8.1 пункта 8 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

2. Правовые позиции и судебная практика иных судов могут учитываться при вынесении решений по аналогичным вопросам, что соответствует принципу persuasive precedent (убедительный прецедент), согласно которому отдельные судебные решения и выраженные в них точки зрения сами по себе не создают прецедента, однако принимаются во внимание при вынесении последующих судебных актов.

(см. абзац 12 пункта 2 раздела VII Решения Коллегии Суда; абзац 9 подпункта 8.3 пункта 8 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

3. Из смыслового содержания подпункта 2) пункта 39 Статута Суда следует вывод, что Суд рассматривает споры по заявлению хозяйствующего субъекта при одновременном наличии следующих обязательных условий:

а) действие (бездействие) Комиссии непосредственно затрагивает права и законные интересы хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской деятельности;

б) действие (бездействие) Комиссии повлекло нарушение прав и законных интересов хозяйствующего субъекта, предоставленных Договором и (или) международными договорами в рамках Союза.

(см. абзац 2 пункта 2 раздела VII Решения Коллегии Суда; абзац 6 подпункта 8.3 пункта 8 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

 

4. В общем смысле «неправомерное бездействие» – это неисполнение либо ненадлежащее исполнение наднациональным органом (должностным лицом) обязанностей, возложенных на него правом Союза, в частности, оставление обращения хозяйствующего субъекта без рассмотрения полностью или частично, дача ответа заявителю не по существу обращения, если рассмотрение этого обращения относится к компетенции наднационального органа (должностного лица).

В рамках иска о бездействии может оспариваться отрицательный ответ Комиссии, если совершение испрашиваемого заявителем действия является ее прямой обязанностью, которая не может быть делегирована иным лицам (так называемая «специальная обязанность»). Обязанность совершения испрашиваемого заявителем действия должна следовать из общих принципов и норм международного права, решений органов интеграционного объединения.

(см. абзацы 11, 13 пункта 2 раздела VII Решения Коллегии Суда; абзац 8 подпункта 8.3 пункта 8, абзац 18 подпункта 8.5 пункта 8 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

5. По смыслу Договора о Союзе, Положения о Комиссии, также как и Договора о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 года, для проведения мониторинга не требуется разрешения или обращения. Мониторинг осуществляется Комиссией на постоянной основе, носит комплексный характер и не связан с необходимостью индивидуального инициативного обращения.

Обращение физического или юридического лица с просьбой о мониторинге законодательства какого-либо государства-члена в той или иной сфере само по себе не может являться безусловным основанием для мониторинга.

При отсутствии прямого запрета на направление в Комиссию требования по проведению мониторинга для хозяйствующих субъектов они могут быть не только источниками информации, но и поводом проведения мониторинга. Однако для начала установленной процедуры хозяйствующему субъекту необходимо представить в Комиссию обоснованные доводы, свидетельствующие о том, что в правовой системе государства-члена существуют нормы, не соответствующие международным договорам, входящим в право Союза и Таможенного союза, в государствах-членах Союза складывается разная практика применения международных договоров.

(см. абзацы 2, 5, 11 пункта 4 раздела VII Решения Коллегии Суда; абзацы 5, 7, 11 подпункта 8.6 пункта 8 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

6. Мониторинг нельзя рассматривать как осуществление Комиссией наднациональных контрольных функций, поскольку непрерывный процесс наблюдения основывается также на информации, предоставляемой самими государствами-членами, и его проведение позволяет выявить проблемные вопросы, препятствующие единообразному и эффективному правовому регулированию, вносить основные предложения по совершенствованию права Союза и гармонизации законодательств его государств-членов.

Если субъектом обращения в Комиссию с просьбой об инициировании процедуры мониторинга и контроля является хозяйствующий субъект, то conditio sine qua non (необходимым условием) для совершения Комиссией юридически значимых действий должны быть достаточные и объективно обоснованные сведения о нарушении прав и законных интересов хозяйствующего субъекта в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, предоставленных ему Договором и (или) международными договорами в рамках Союза.

Факты отсутствия таких сведений, их непредставления, а равно отсутствия самого нарушения не порождают встречной обязанности Комиссии проводить мониторинг и контроль в соответствии с подпунктом 4 пункта 43 Положения о Комиссии, поскольку ex facto jus oritur (право возникает из факта).

(см. абзацы 2-4 подпункта 8.7 пункта 8 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

7. Установление перечня подакцизных товаров не входило в компетенцию Таможенного союза, в настоящее время не входит в компетенцию Союза и является исключительным правом государства-члена. В компетенцию государства-члена входит также определение признаков товара, подлежащего обложению акцизным налогом, что не противоречило Договору о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года и не противоречит Договору о Союзе, иным международным договорам в рамках Союза.

(см. абзац 17 пункта 5 раздела VII Решения Коллегии Суда; абзац 3 подпункта 9.1 пункта 9 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

8. В соответствии с Порядком принятия Евразийской экономической комиссией решений о классификации отдельных видов товаров, утвержденным Решением Коллегии Комиссии от 2 декабря 2013 года № 284, предложения о классификации отдельных видов товаров по ТН ВЭД ЕАЭС вносятся в Комиссию таможенными органами государств-членов. Следовательно, хозяйствующий субъект не правомочен вносить такие предложения.

(см. абзац 3 пункта 7 раздела VII Решения Коллегии Суда; абзацы 3-4 пункта 9 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

9. Налоговый кодекс Республики Казахстан регулирует общественные отношения, возникающие в сфере обложения и уплаты налогов и других обязательных платежей в государственный бюджет, в то время как Технический регламент Таможенного союза и иные акты в сфере технического регулирования регулируют общественные отношения в сфере обеспечения социально приемлемого уровня безопасности колесных транспортных средств. Подобный подход нельзя расценивать как противоречие между нормами технического регламента, налогового и таможенного законодательства, поскольку описание товаров используется для различных целей, хотя и в смежных сферах правоотношений.

(см. абзацы 7-8 пункта 6 Раздела VII Решения Коллегии Суда; абзацы 23, 25 подпункта 9.2 пункта 9 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

10. Статья 71 Договора о Союзе признает за государствами-членами право самостоятельно определять направления, а также формы и порядок осуществления гармонизации законодательства в отношении налогов, которые оказывают влияние на взаимную торговлю, включая гармонизацию (сближение) ставок акцизов по наиболее чувствительным подакцизным товарам.

Соответственно, вопросы уплаты налогов и сборов в случае импорта транспортных средств в предпринимательских целях на территорию Республики Казахстан из третьих стран находятся в ведении Республики Казахстан и не могут являться объектом мониторинга и контроля органа Союза.

(см. абзацы 12, 13 подпункта 9.5 пункта 9 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).

11. Положение Технического регламента о том, что его требования гармонизированы с требованиями Правил ЕЭК ООН, принимаемых на основании Женевского соглашения, не порождает юридического факта безусловного и/или приоритетного исполнения положений Женевского соглашения в рамках технического регулирования в Союзе, или его включения в право Союза.

Сфера действия Женевского соглашения распространяется исключительно на государства, участвующие в данном соглашении. Порядок и правила применения, контроль за его исполнением на национальном уровне осуществляется в соответствии с данным соглашением и правом каждого конкретного государства-участника согласно статье 26 Венской конвенции о том, что каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться.

(см. абзацы 3, 4 подпункта 9.3 пункта 9 раздела IV Решения Апелляционной палаты Суда).