Карта порталаКонтакты русeng
Суд Евразийского
экономического союза
Резюме/Резюме по судебным делам за 2017 год/Резюме по делу № СЕ-2-2/2-17-БК (Евразийская экономическая комиссия)

Ключевые слова:

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК).

О разъяснении положений пунктов 1 и 3 статьи 29 Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года.

Исключения из порядка функционирования внутреннего рынка товаров; мониторинг и контроль исполнения международных договоров в рамках Союза – толкование и применение положений статьи 29 Договора – ограничительные меры во взаимной торговле товарами; порядок применения; ограничительное толкование; пропорциональность.

Статья 29 Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года.

Консультативное заключение – разъяснение Договора о Союзе.

Описание:

Евразийская экономическая комиссия обратилась в Суд Евразийского экономического союза с заявлением о разъяснении положений статьи 29 Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, посвященной исключениям из порядка функционирования внутреннего рынка товаров Союза.

В ходе осуществления мониторинга и контроля исполнения международных договоров, входящих в право Евразийского экономического Союза, Комиссия выявила различные подходы государств-членов Союза к применению и толкованию данной статьи. Так, при одном подходе, применение ограничительных мер во взаимной торговле товарами государствами-членами Союза (пункт 1 статьи 29) возможно только при наличии международного договора, устанавливающего отдельный порядок перемещения и обращения таких товаров (пункт 3 статьи 29). Другой подход заключается в возможности для государств-членов вводить ограничительные меры во взаимной торговле товарами до заключения соответствующего международного договора при наличии оснований, перечисленных в пункте 1 статьи 29 Договора.

30 октября 2017 года Большая Коллегия вынесла консультативное заключение, в котором указала, что пункты 1 и 3 статьи 29 Договора являются самостоятельными нормативными положениями и не предусматривают прямого последовательного применения. Таким образом, государства-члены Союза могут вводить ограничительные меры во взаимной торговле товарами до заключения соответствующего международного договора, однако национальная мера не должна являться средством произвольной дискриминации или замаскированного ограничения в торговле между государствами-членами и должна быть пропорциональной.

К консультативному заключению Суда приложены особые мнения судей Нешатаевой Т.Н., Сейтимовой В.Х. и Чайки К.Л.

Правовые позиции Большой Коллегии Суда:

1. Для отнесения определенной сферы к единой политике требуется наличие унифицированного правового регулирования, а также передача государствами-членами Союза компетенции в определенной сфере органам Союза в рамках их наднациональных полномочий.

Общие правила функционирования таможенного союза и функционирования внутреннего рынка товаров унифицированы в рамках статей 25 и 28 Договора, то есть, урегулированы правом Союза, и их можно отнести к единой политике (наднациональное регулирование).

(абзац 5 пункта 1, абзац 2 пункта 3 Консультативного заключения. См. также абзацы 7, 11 пункта 1 Консультативного заключения от 4 апреля 2017 года по заявлению Республики Беларусь)

2. Применение мер, ограничивающих торговлю товарами на внутреннем рынке, по общему правилу, запрещается, так как это ведет к ограничению свободы движения товаров, что будет противоречить основополагающим принципам функционирования Союза: соблюдение принципов рыночной экономики и добросовестной конкуренции, функционирование таможенного союза без изъятий и ограничений (статья 3 Договора), и одной из целей Союза – стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза (статья 4 Договора).

В целях обеспечения исполнения условий свободного движения товаров и функционирования внутреннего рынка, государства-члены Союза должны создавать благоприятные условия для выполнения Союзом его функций и воздерживаться от мер, способных поставить под угрозу достижение целей Союза, максимально избегая введения односторонних ограничений во взаимной торговле, исходя из принципов транспарентности, адекватности, соразмерности и объективной обусловленности, вытекающих из содержания пункта 2 статьи 3 Договора.

(абзац 1 пункта 4, абзац 6 пункта 9 Консультативного заключения)

3. Выделяются два основных условия допустимости применения ограничений: - цель принятия национальной меры должна соответствовать одному из оправдывающих обстоятельств (в праве Союза – часть первая статьи 29 Договора о ЕАЭС); - национальная мера не должна являться средством произвольной дискриминации или замаскированного ограничения в торговле между государствами-членами и должна быть пропорциональной.

(абзац 6 пункта 7 Консультативного заключения)

4. Следует признать существование двух видов исключений из принципа свободного движения товаров на основе одних и тех же оснований: 1) вводимых, как исключительную меру, государствами-членами Союза, по основаниям, перечисленным в пункте 1 статьи 29 Договора; 2) которые вводятся международными договорами для ограничения в обороте отдельных категорий товаров по тем же основаниям, установленным пунктом 1 статьи 29 Договора.

(абзац 3 пункта 8 Консультативного заключения)

5. Пункты 1 и 3 статьи 29 Договора являются самостоятельными нормативными положениями и не предусматривают прямого последовательного применения.

При этом дискреция государств-членов Союза по применению пункта 1 статьи 29 Договора не безусловна, что предопределено ограничительным толкованием условий применения ограничений во взаимной торговле товарами.

(пункт 10 Консультативного заключения)